ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ (FAQ)

(а также некоторые нечасто задаваемые вопросы:)

Ниже приведены наши ответы на некоторые вопросы, которые нам задавали в последние месяцы. Многие из этих вопросов связаны с текущим фокусом нашей работы на Ближнем Востоке, особенно в отношении Палестинской Тренинговой Программы. Мы рады возможности ответить здесь. Если у вас есть вопросы к нам, пишите на адрес: info@deepdemocracyinstitute.org

Вопрос: Существует множество групп, использующих термин Глубинная Демократия. Чем вы отличаетесь от них и какая у вас связь с основателями Глубинной Демократии – Арнольдом и Эми Минделл?

Глубинная Демократия - концепция, разработанная Арнольдом Минделлом в 1988, является ключевой концепцией в новой парадигме, называемой Процессуальная Работа.
Через 20 лет после формулирования данной концепции термин «Глубинная Демократия» стал применяться иначе, и используется сейчас помимо профессионального Процессуального Сообщества многими другими людьми и группами. Среди них хорошо известны такие политики, как Ральф Нейдер и Хилари Клинтон. Многие эти группы фокусируются на одном из аспектов Глубинной Демократии, например, на идее о том, что «правящему» большинству нужно налаживать отношения с «управляемым» меньшинством, и т.д.
Признавая существование этих групп, Deep Democracy Institute International, имеющий штаб-квартиру в Портленде, гордится тем, что является носителем полной, первоначальной концепции, применяя ее в сферах коллективной и индивидуальной трансформации. Мы принадлежим мировому сообществу практиков Глубинной Демократии – IAPOP, которые, как и мы, заинтересованы в исследовании, изучении и применении этих оригинальных концепций, пройдя серьезное обучение по стандартам IAPOP.  
Мы уважаем возникшие ответвления и надеемся на плодотворное сотрудничество со многими подобными организациями и группами.  
Чтобы узнать больше о нас и нашей работе, читайте нашу страницу Deep Democracy и the Deep Democracy Institute.

Вопрос: На чьей вы стороне в ближневосточном конфликте – вы поддерживаете роль Израиля, Ирана, США, джихадистов или других политических групп?
Мы учим лидерству, коучингу и развитию бизнеса в Палестине. Мы надеемся, что в данной стране это придаст ценность опыту предпринимательства и построения сообщества, что в свою очередь, поможет стране развиваться в экономическом отношении. Мы не принимаем ничью сторону в этом политическом конфликте. Когда мы приезжаем в Палестину, работаем в Палестине, мы принимаем и уважаем множество юридических условий, которые налагают федеральные власти США, Израиля и Палестины. Мы верим, что это послужит нашим вкладом в укрепление стабильности в регионе.

Вопрос: Поскольку вы работаете в Палестине, мы особенно хотели бы знать, какую позицию вы занимаете в отношении Израиля? Почему вы работаете в Палестине, а не в Израиле?
Нас пригласили работать в Палестину, и мы приняли предложение, как мы всегда делаем в каждом регионе, который просит об этом, при условии, что мы можем найти грант или средства для поддержания программы. Если нас пригласят для организации программы в Израиле, мы примем это предложение.

Вопрос: В наши дни мы так часто слышим о терроризме, в особенности в отношении некоторых регионов, в которых вы работаете. Как мы можем узнать, что наши денежные пожертвования не попадут в руки группировок, планирующих нанести вред нашей стране?
Ваши пожертвования идут в Институт DDI. Институт использует эти вложения, чтобы спонсировать разработку и распространение тренинговых программ. Деньги, которые переводятся в Палестину, используются исключительно для того, чтобы организовать и вести программу. Наши счета открыты для проверки любым лицом, внесшим пожертвование.  
Кроме того, мы соблюдаем законы и политику Госдепартамента США. Мы просим о том, чтобы все наши сотрудники во всех странах передавали фотокопии своих паспортов. Мы сверяем все эти документы со списками Госдепартамента на предмет выявления потенциально опасных лиц. Мы также проходим эту процедуру по существу, когда работаем с любой организацией или академическим институтом. Прежде всего и превыше всего доверяя нашим друзьям, мы считаем, что данная мера показывает следование политике Правительства США и обеспечивает реальную подотчетность в отношении наших спонсоров и финансирующих лиц и организаций.

Вопрос: Как ваша работа помогает бороться с проблемами глобального потепления и загрязнения окружающей среды?
Культура лидерства, открытая для фасилитаторского подхода, будет поддерживать необходимость понимания и работы с вопросами глобального потепления, изменения климата и проблемами окружающей среды. Важным аспектом нашей тренинговой программы является работа с комплексным опытом, который включает в себя как материальные факты, так и и неизмеримые эмоциональные переживания: психология, основанная на мудрости Земли – важный элемент нашей работы, который позволяет людям развить новое уважительное отношение к природе, слышать ее и следовать за ней. Green and Brown Politics.

Вопрос: Как вы решаете вопросы вашей собственной безопасности, когда работаете в этих регионах? Это безопасно?
Мы проводим анализ управления рисками, который включает в себя рассказы наших друзей, живущих в определенном регионе, информационные новости (особенно BBC, который мы считаем высоконадежным источником информации), статистику по случаям, которые происходили или могут произойти, а также оценку рисков для конкретной поездки со стороны Госдепартамента США. Мы придерживаемся консервативных взглядов: если после изучения информации от всех этих источников мы чувствуем,  что фактор риска путешествия в конкретный регион превышает 5%, то мы не едем.

Вопрос: Термин "Глубинная Демократия" может нести некий политический оттенок. Вы относите себя к левому крылу?
Нет, не относим. Глубинная Демократия – этот термин относится к перспективе, которая ценит всю информацию, присутствующую в данной системе, и, не делая предпочтений в различных политических позициях, скорее, фасилитирует отношения между сторонами.

Вопрос: Вы относитесь к правому крылу, пытаясь экспортировать американские/западные ценности под лозунгом «лидерства»?
Нет. Америка – страна с множеством различных культур, которая, по сути, может многое дать для глобального лидерства. Однако, наша методология предполагает ценить и поддерживать развитие парадигмы лидерства на местах и помогает находить новые отношения для глобального развития. В качестве примера того, как это работает, можно посмотреть наши Программы Лидерства в сфере дорожного движения и здравоохранения для Сьерра-Леоне.

Вопрос: Помимо самораскрытия и развития осознания вы также проводите обучение по более распространенным предпринимательским навыкам -  как вы оцениваете благосостояние, материальное благополучие и личную инициативу?
Многие группы, организации и люди изначально ориентированы на коммерческий мир. Мы ценим это и поддерживаем их направление так же, как мы ценим и поддерживаем многие другие группы и направления, например, духовные группы, правительственные и неправительственные группы. Мы считаем, что все они могут внести свой вклад для счастья на нашей планете и должны больше сотрудничать друг с другом.

Вопрос: Сколько зарабатывают ваши фасилитаторы и тренеры?
Наши фасилитаторы и тренеры соглашаются работать без оплаты, и оплачивать самостоятельно свои расходы в качестве вклада в Институт DDI. В случае, если мы получаем грант или пожертвование на проект, они получают стандартную оплату работы фасилитатора, в зависимости от опыта работы.

Вопрос: В вашей модели используется определенная структура - Deep Democracy, имеющая свою собственную философию, теорию и методологию. Это тревожит. Мы бы предпочли видеть что-то более эклектичное, чтобы быть уверенными, что это не секта.
Нет, это не секта. Мировая работа – это междисциплинарный подход, который сам по себе является чрезвычайно эклектичным. Его свободная структура предоставляет достаточное пространство для интерпретаций. Мусульмане, иудеи, христиане, бизнесмены, активисты общественных движений, люди из академических кругов, правительственные группы, сотрудники органов правопорядка также пользуются нашими услугами.

Вопрос: Объясняет ли ваш метод, почему одни люди считают, что Элвис Пресли жив, а другие отрицают это?
Это сложный вопрос, на него нельзя ответить однозначно. Мы работаем над формулированием ответа с помощью наших основных теоретических концепций, включая квантовую механику . В то же время, мы включили этот вопрос, чтобы показать, что юмор, по нашему убеждению, может сыграть свою роль в совместном разрешении сложных вопросов на нашей планете.  

Вопрос: Каким образом можно стать участником тренинговой программы, начавшейся в нашем регионе?
Напишите нам. Если вы действительно заинтересованы в этом, за нами дело не станет!

Вопрос: Неужели вы настолько наивны, что думаете, будто несколько курсов могут повлиять на регион? Особенно если в этом регионе пересекается множество сложных трудноразрешимых экономических социальных и политических процессов!
Да, мы уверены - то, что в конечном итоге принесет рост и процветание в конкретный регион, будет результатом работы многих групп и людей, работающих над этими целями, даже если у групп есть различия во многих областях. В данном отношении мы полагаем, что мы привносим свой вклад. Изменения начинаются с основания и распространяются дальше, частично нам помогают лидеры, давая нам обратную связь и показывая, где мы находимся в процессе  индивидуального и коллективного развития.  
Вопрос: Похоже, некоторые регионы, в которых вы работаете, требуют разрешения конфликтов. Видя все эти политические беспорядки, почему вы не работаете с разрешением конфликтов?
Мы фокусируемся на развитии лидерства, бизнеса и сообщества, и если нас попросят, мы сделаем разрешение конфликта ядром нашей программы. Не мы, а сообщество и наши участники решают, что мы им предложим.

Вопрос: Организуете ли вы тренинговые программы, по которым можно получить академическую степень?
Да, в настоящее время мы изучаем различные варианты для проведения существующей палестинской программы и предстоящих программ на Украине и в Восточной Африке как академического курса с присвоением степени Магистра.

Поделиться ссылкой

Ближайшие семинары Макса и Эллен Шупбах
Новые статьи о Максе, методе и Институте глубинной демократии