Эксклюзив для журнала «Дорогой magazine»

В дельте бизнес-реки

Словосочетание «экологичный бизнес» звучит если и не утопически, то почти безнадежно, ведь в нашей агрессивной деловой среде приходится быть или прожорливой акулой, или планктоном. Однако если об экологичном ведении дел говорит Макс Шупбах, то сразу возникает желание стать бизнес-вегетарианцем. Послужной список Шупбаха заставляет верить его словам: один из самых востребованных бизнес-тренеров США и Европы, постоянный консультант более сотни крупнейших компаний мира, специалист по международным конфликтам и мировым проблемам (между государствами, сообществами, культурами).

Макс основал в США Институт глубинной демократии, где обучает руководителей крупных бизнес-структур совершенно новому подходу в ведении дел, меняя привычное мышление лидеров. Многие иностранные компании, такие как Microsoft, Apple, UBS, BASF и другие, уже успешно применяют новые принципы работы в процессе регулировании деятельности своих коллективов. Сегодня и у наших управленцев есть возможность приобрести этот ценный опыт и знания.


Коллеги Макса любят шутить: «Макс – типичный американский психолог с абсолютно не американскими взглядами на психологию». В подобных шутках, безусловно, есть доля правды. Например, вопреки всем канонам американской школы психологии и тренерства, Макс Шупбах убежден, что таким вещам как личностный рост, лидерство, мастерство достижения целей никого научить невозможно. Поскольку все эти качества – врожденное свойство каждой человеческой личности, пришедшей в этот мир. Необходимо лишь создать определенную атмосферу для того, чтобы «механизмы успеха» сами пришли в движение. Внутренних ресурсов, вне всяких сомнений, должно хватить на реализацию самых смелых человеческих амбиций в любой сфере деятельности – будь то бизнес, политика, финансы, искусство и так далее. «А чем больше в мире будет реализованных людей, – резюмирует Шупбах, – тем более здоровым и счастливым станет общество в целом».


Основной метод своей работы Макс Шупбах назвал World Work, что переводится не иначе как «мировая работа» (не путать с миротворческой). По сути, этот метод является инновационной системой организации и управления общественной жизнью в любых рамках – будь то бизнес-корпорация, социальное движение, политический строй, государственная система или же просто семья из нескольких человек. Любой коллектив (от нескольких десятков до нескольких миллионов человек), функционирующий в соответствии с новыми принципами, получает шанс стать наиболее эффективным, устойчивым и успешным, независимо от тех внешних и внутренних проблем, с которыми приходится сталкиваться. Столь стремительный успех в продвижении нового направления Шупбаху обеспечил его огромный опыт работы в качестве конфликтолога. В свое время ему приходилось часто выступать в качестве профессионального психолога-миротворца в межэтнических коллективах более чем в 15 странах мира, применяя методы раннего распознания конфликтов и предотвращая эскалацию. Сегодня в большинстве этих стран уже функционируют филиалы Института глубинной демократии.

Макс Шупбах говорит вроде бы о самых простых вещах, о которых мы и так догадываемся, но только его образы открывают суть вещей по-новому. Иногда эти аллегории весьма забавны, но всегда очень живописны и доходчивы. Бизнес-среду он сравнивает с рекой, живой экосистемой, где каждому отведена своя гармоничная функция. Подобно рыбаку, мы ищем рыбные места и стараемся обойти наших оппонентов. Классическое лидерство направлено на достижение результатов через рациональные бизнес-стратегии, воспринимающие проблемы клиентов, конкурентов и членов команды как что-то чужеродное, требующее устранения при движении к цели. Эволюционное лидерство видит эти преграды частью одной большой системы, устанавливая между ними взаимосвязь. Рыбак с мышлением эволюционного лидера ориентируется не только на рыбу, лодку, наживку или конкурентов. Он понимает, что река – это живая система, где все составляющие формируют взаимоотношения, балансируют и поддерживают друг друга. Для того чтобы достичь успеха, нужно понять «разум реки» и процессы, которые стоят за нашими мечтами и бизнес-целями...

– Макс, если продолжить сравнение бизнес-процессов с рекой, что Вы можете сказать о реке, протекающей через наш регион? Чистая ли в ней вода, много ли рыбы, что представляют из себя рыбаки: браконьеров или законопослушных граждан..?


– Я бы сказал, что река, вобравшая в себя все страны СНГ, сейчас обрела новую дельту с множеством ответвлений. После перестройки каждое из этих государств открывает заново свою национальную идентичность, исторические корни и ценности, но все еще принадлежит к одной мощной реке, в которой течение очень быстрое, множество тихих заводей и турбулентностей, водопадов и неожиданных поворотов. К тому же в каждой реке есть несколько слоев – кто-то рыбачит на глубине, а кто-то хватает с поверхности. Я могу точно сказать, что, несмотря на все преграды, это очень высокопотенциальный регион. Государства Средней Азии когда-то давно играли важнейшую роль в международных отношениях – вспомним великий Шелковый Путь. Сейчас как раз пришло время заново открывать в себе это потенциал и гордиться своей национальной идентичностью.

Когда я стал узнавать вашу страну, меня поразил тот факт, что казахский язык в свое время использовал и арабскую письменность, и романский алфавит, а затем кириллический. Вообще, язык – это не только форма общения между людьми, так нация выражает свою культуру, поэтому каждый язык – уникален и особенен. Мне кажется просто невероятным, что культура может легко приспособиться к разной манере выражать себя, что говорит о гибкости, о способности легко адаптироваться к разным временам и изменениям в мире. Это всего лишь иллюзия, что культура принимает разные формы – глубоко внутри она остается неизменной. Это прекрасная особенность, которой нужно гордиться.

– Сейчас, когда многие иностранные инвесторы проявляют интерес к нашему государству, а мы все чаще строим свои планы с расчетом на Запад или другие страны, возникают недопонимания на фоне разных подходов к ведению бизнеса. Может ли Ваш метод урегулировать эти отношения, сделать совместную работу более продуктивной? Меня, к примеру, поразил пример Вашей работы на Карибах, когда удалось уладить конфликт между местным и иностранным капиталом.

– Это как раз то, чем я занимаюсь. Если раньше экономики и бизнес былизащищены границами государства, теперь мы не можем ограничивать национальную идентичность таким образом. Глобализация разрушила многие юридические и политические барьеры. Прежние методы, которые были направлены на защиту того, что мы считали «своим», и конкурировали с тем, что мы считали «чужим», больше не работают, так как конкурент сегодня – это партнер завтра.

Множество нерешенных вопросов, которые появились в результате глобализации, создали новый процесс, который я называл «второй глобализацией». Теперь мы должны научиться взаимодействовать с разными культурами, этническими группами, социальными, политическими и религиозными убеждениями.
Казахстанские бизнесмены не должны вырабатывать новую позицию или меняться, чтобы стать международными игроками. Они должны гордитьсястилем своей работы. Это миру нужно учиться, как строить отношения с Казахстаном, а не наоборот. Наш метод позволяет группам гордиться тем, кем они являются, – это касается и государств, и корпораций. Посыл остальному миру должен звучать так: «Мы уникальные, мы особенные, вот что мы из себя представляем, и хотим узнать вас». Это вопрос так называемого внешнего имиджа, когда бренд здорово смотрится не только внутри, но и снаружи, и это парадокс международных отношений – чем более ты гордишься собой, тем легче строить отношения с другими.

Каждый из нас, сталкиваясь с проблемами, в первую очередь видит причины, лежащие на самой поверхности. Если иностранный партнер ведет себя, согласно нашим представлениям, неподобающе, значит он просто некомпетентный, непорядочный, полез не в свое дело – стандартный набор обвинительных фраз можно продолжать долго. Цель Института глубинной демократии – донестисуть процессов второй глобализации, развивать коммуникативные навыки, образ мышления, позволяющие повысить сотрудничество между группами, применяя методы, которые помогут понять силу и осознать красоту национальной идентичности и прошлого страны, и в то же время научиться ценить другие группы, национальности, сотрудничать и соединяться с людьми, не такими, как мы.

– Вы говорите, что метод мировой работы помогает компаниям быть стабильными, эффективными и успешными независимо от внешних обстоятельств. Не могли бы Вы привести конкретный пример по преодолению недавнего кризиса?

– В период рыночного бума (прилива реки), когда много рыбы, все думают, что компания обязана своим процветанием прекрасному руководству илидерским способностям. Во время спада, кризиса (отлива), когда в реке водится меньше рыбы, у многих из нас не так хорошо идут дела. Но в этом случае мы виним реку, то есть кого угодно, кроме себя – экономическую систему, банки, правительства…
Видение – наиболее надежный, крепкий и неизменный аспект в любой организации. Понимать свое видение, значит, уметь адаптироваться к любым приливам и отливам реки, изменять стратегию в зависимости от окружающей среды, использовать возможности, чтобы выжить в самые сложные времена и развиваться, как никогда ранее. Но для того чтобы это сделать, нам необходимо другое мышление, понимание, чего хочет вся система.

Обычно я подписываю документы о неразглашении, поэтому назовем это так: я работал с одной IT-компанией, у которой был хороший продукт, с выгодной позицией на рынке. Но во время кризиса дела у них пошли на столько плохо, что пришлось увольнять людей. Пришлось вернуться к первоначальной идее бизнеса, его философии, чтобы понять, что изначально так называемый «message» (посыл, идея) продукта был совсем иным. В итоге продукт вернулся на рынок более конкурентоспособным, хотя кризис еще продолжается.

– Ваши методы работы подходят как для больших корпораций, так и для малого бизнеса?

– Конечно, малый и средний бизнес более маневренный, проницательный и часто более изобретательный. Большие корпорации по сравнению со средним бизнесом имеют меньшую продуктивность, медленнее принимают решения. Часто они двигаются вперед по инерции. Если вернуться к сравнению с экосистемой, то это все равно что неповоротливый кит в узкой реке, ему трудно развернуться или поменять направление – он плывет под тяжестью своей массы и благодаря силе течения. Так что большие корпорации иногда внешне выглядят лучше, чем реально обстоят дела. Они получают выгоду от репутации, у них больше ресурсов для рекламы, но «кит» может быть уже мертв, а вода продолжает нести его дальше.

– Вы утверждаете, что Ваш метод построен таким образом, чтобы учитывать любые, даже самые мельчайшие, незаметные взгляду и не поддающиеся логическому анализу изменения, происходящие в социуме. Можете ли Вы дать совет нашим бизнесменам, на что сейчас стоит обратить внимание, чтобы сделать свою компанию успешной?

– Я уверен, что у каждой компании, как и у каждого человека, есть судьба или предназначение. Если компания следует своему предназначению, то все получается. Чтобы понять, правильной ли дорогой вы идете, нужно вернуться к истории компании, вспомнить, какая идея лежала в основе. Возьмем, к примеру, компанию Nike, которая была придумана тренером по бегу на длинные дистанции. Он подумал, что специальная обувь может улучшить результаты спортсменов, но не мог найти производителя обуви, который бы мог сделать то, что он задумал. Как-то за завтраком, рассматривая вафельницу жены, он решил, что если сделать подошву кроссовок рифленой, то это, с одной стороны, улучшит толчок, с другой – уменьшит вес обуви. Вскоре он сам приладил «вафельную» подошву к спортивным тапочкам и предложил легкоатлетам опробовать ее. Это гениальное изобретение моментально вывело «Найк» в лидеры.

Поэтому, если есть идея, не надо оставлять ее решать другим людям. Отсюда слоган – «Just do it» («Просто сделай это»), а логотип, символизирующий крыло богини, был назван «Swooch», что весьма приблизительно можно перевести на русский язык как «пролетающий со свистом». Самое главное, в компании до сих пор очень быстро принимают решения, не тратя время на аутсорсинг и прочее. Они остаются верны первоначальному девизу компании. Вот почему люди любят эту обувь – покупая обычные кроссовки, они чувствуют, какой сигнал посылает им легендарный «Swooch».
Второй совет – верить в себя. Вы не замечали, что когда вы задумывали что-то по-настоящему стоящее, большинство окружающих было против этого? Это касается групп любых масштабов – семьи, государства или бизнеса. Если мы с женой хотим предпринять что-то новое, мы проверяем эту идею на друзьях. Если они одобряют идею, и она им очень по душе, значит, на самом деле она не так хороша. Я исхожу из того, что самый проверенный индикатор – это зависть. Будьте верными своей идее, держитесь за нее, даже если кто-то отговаривает вас, или вам вдруг на какое-то время покажется, что дела идут не так благополучно. Если ты любишь то, что делаешь, значит, – все получится.

– Но согласитесь, что, основывая компанию, мы обычно не думаем о судьбе, ее предназначении, а только о финансовой привлекательности проекта.

– Это то же, что сказать: человек поет песню, но думает только о громкости того, что он поет, забывая о смысле слов или красоте звучания голоса. Многие бизнесмены неправильно понимают сами себя. Для того, кто руководит большой организацией, личностное развитие связано с необходимостью принимать тяжелые решения, помогающие оставаться конкурентоспособным и выживать. Но если чувство удовольствия не присутствует в том, что вы делаете, то и не стоит даже браться – вы все равно не добьетесь тех результатов, на которые рассчитываете.
Пару лет назад я проводил мастер-класс в Киеве, и на перемене мы часто выходили на улицу. Рядом с нашим зданием бабушка продавала на маленьком лотке кофе из термоса. Мы сделали небольшой эксперимент. Я подошел к ней и сказал, что у меня есть к ней бизнес-предложение: купить ее столик и термос за пять тысяч долларов наличными в тот же момент. Она не раздумывая отказалась. Тогда я предложил ей шесть тысяч, – для украинской бабушки огромные деньги. В ответ я опять услышал «нет». Она сказала: «Это все, что у меня есть. Мне нравится моя работа. Почему я должна ее продавать?!»

– Ответ достойный Билла Гейтса.

– Абсолютно! Для меня это современный, дальновидный тип бизнеса. Бабушка была очень дружелюбна, и не думаю, что она заподозрила меня в нечестности или в том, что я завтра поставлю рядом еще один термос. Она гордилась тем, что делает. И, кстати, именно такого взгляда на бизнес придерживается Билл Гейтс!

Анастасия Залецкая

Скачать статью в pdf 

Поделиться ссылкой

Ближайшие семинары Макса и Эллен Шупбах
Новые статьи о Максе, методе и Институте глубинной демократии