Описание работы - открытый форум в Цюрихе*

* о методологии Мировой Работы

Макс Шупбах, Лукас Холер

Участники: панки, бизнесмены, полиция, зависимые и находящиеся в ремиссии, а также городская администрация на открытом форуме в Цюрихе, Швейцария.

Макс Шупбах (Max Schupbach):
Небольшой экскурс в теорию и методологию, для того, чтобы лучше понять описание случая. Для того, чтобы больше узнать о терминах, концептах, пожалуйста, читайте Введение в Мировую Работу – Трансформация в Организациях, Сообществах, Бизнесе и Общественных Событий.

Согласно парадигме Мировой Работы, глядя на группу, мы подразумеваем, что она структурируется неким организующим принципом или полем. Поле создает и распределяет различные полярности или позиции в группе. Чтобы сделать эти позиции видимыми, мы, фасилитаторы, можем различать роли. Мы рассматриваем эту группу людей, как руководимую невидимым руководителем, нечто вроде группового разума, для того, чтобы начать работу.

Далее позиции различаются как «роли» или «роли-призраки». Роли – это такие позиции, которые принадлежат центральной системе убеждений культуры или группы, и таким образом, как правило, принимаются внутри группы. Они могут быть легко озвучены, без того, чтобы создавать сильную групповую реакцию. И напротив, роли-призраки – это то поведение, которое мы не можем озвучить, потому что оно «неприемлемое» внутри конкретной организационной культуры. Хотя, эти призрачные позиции не высказаны до конца, каждый может чувствовать их присутствие и страдать от них.
Роли-призраки также могут быть обнаружены в процессе неформального общения. Роли и роли-призраки создают своеобразную теневую игру, или, если сказать по –другому, связаны на сновидческом уровне. Когда мы говорим о том, что «в реальности» происходит в группе, это противоположно тому, что было высказано на поверхности, то мы находимся в области взаимодействия между ролями и ролями-призраками. Роли используют вежливые, соответствующие предложения речи, но мы слышим шепот ролей-призраков в намеках и недосказанных утверждениях.

Одна из причин, почему группы часто избегают смены уровня, прояснения недосказанности в общении или против того, чтобы озвучить роли-призраки – это страх того, что последствия окажутся неразрешимыми. С точки зрения Мировой Работы, это прояснение имеет смысл. Роли и роли-призраки не локальны, в том смысле, что они действительно принадлежат группе как целому, и имеют значение для каждого. Если человек, который занимает непопулярную роль, уходит из организации, эту роль займет кто-то  другой. Хотя, роли-призраки чаще в оппозиционной группе, но также они существуют и в той группе, к которой принадлежим мы, но в нашей группе они постоянно вытесняются, маргинализируются.

Это одна из причин, по которой полное понимание того, как эти роли представлены в группе, превращается в очень эмоциональное взаимодействие. Единственное разрешение ситуации в этом смысле это увеличение, повышение степени осознанности, понимание того, кто мы для других. Не удивительно, что мы избегаем прямой конфронтации.   
Тем не менее, прийти к осознанию – это очень эмоциональный процесс. Нам необходимо преодолеть период обострения конфликта и конфронтацию. Если мы сможем это сделать и следовать нашему опыту, мы станем осознанными по отношению к ролям, которые представлены в целой системе. Полная информация или знание, заключенное в них проясняется, становится высказанным и мы можем использовать это для всей группы.

Предыстория:
Штадельхоферплатц – площадь Штадельховен – популярное торговое место в центре Цюриха, Швейцария. Это шумный парк, окруженный ресторанчиками, магазинами и открытыми кафе в летнее время, многие жители и гости города отдыхают на скамейках в перерывах между шоппингом. В центре расположен фонтан и цветочная клумба. Недалеко находится железнодорожная станция, откуда идет большой поток пригородных пассажиров и пешеходов в центр.

С недавних лет Штадельхоферплатц стал основным местом, где встречаются панки со всей Европы. Они смешались с другими маргинальными группами, такими как бездомные, «Алкис», сокращенное слово, производное от «алкоголиков», которые околачиваются вокруг площади и зачастую что-нибудь пьют.  Также вокруг много «политаксикоманов», латинское слово для обозначения зависимых от различных веществ вводящих в измененное состояние сознания, такие как героин, кокаин и амфетамины.

Все это может выглядеть диковато. Члены этих маргинальных групп могут время от времени вступать в конфликты, иногда даже с применением насилия, или включать свои магнитофоны на полную громкость. Иногда панки довольно агрессивно просят подаяния, так что различные мэйнстрим-группы, которые живут неподалеку или проходят через площадь, жалуются – их пугает агрессивный способ попрошайничества, угрожающе выглядящие панки, их большие и такие же страшные собаки, которые свободно бродят по парку. Панки, в свою очередь жалуются, что их всячески унижают прохожие.  
С точки зрения широкой перспективы, Цюрих – это город, который неожиданно вобрал в себя разные культуры.  Несмотря на то, что 10 лет назад, это многообразие было в основном ограничено группами из соседних европейских стран (Греция, Испания, Италия, Турция), этнические группы со всего мира сейчас стали частью жизни Цюриха.

Для многих швейцарцев эти изменения стали проблемой. С другой стороны, бесчисленные иммигранты страдают от дискриминации и изолированности, как они описывают. В то время, как некоторые просят большей терпимости и налаживании взаимоотношений между культурой и субкультурами, другие просят вмешаться полицию и правительство, для того, чтобы сохранить все «надлежащим образом и по швейцарским традициям».   
Очевидно, что ситуация на Штадельхоферплатц потенциально взрывоопасна. Власти Цюриха послали полицию для наведения порядка, но это было в сущности очень проблематично. Главным образом, у полиции хорошо получается смотреть за порядком и предотвращать попытки преступлений, также полиция ладит с теми, кто заинтересован в сохранении существования культуры мэйнстрима и с теми, кто не хочет проблем. Однако, панки и магринальные группы не очень подходят к этой категории граждан. Обычно они не в состоянии заплатить даже минимальный штраф, потому что у них нет денег, и действительно с них нечего взять, потому что у них ничего нет. Даже, убрать их из этого места не является хорошим решением проблемы, потому что они сразу же вернуться сюда опять.

Городская встреча:
На этой взрывоопасной сцене мы решили провести Городской Форум. Лукас Холер (Lukas Hohler) из цюрихского Института Процессуальной Работы, специальная действующая группа из социального департамента Цюриха и я (Макс Шупбах) решили провести этот форум для того, чтобы оказать содействие этим различным группам в работе над этой ситуацией. Лукас убедил представителей основных групп, таких как местные бизнес-ассоциации, шефа полиции, администрацию города и панков, рискнуть и собраться вместе для публичной работы над их общими сложностями на открытом форуме. За два дня до открытого форума, мы с Лукасом провели отдельные встречи со всеми группами, заинтересованными в разрешении ситуации, выслушали их точки зрения, сомнения и колебания относительно встречи.  Все они крайне скептически относились к возможному итогу.  Однако, какого же было наше удивление и волнение, когда мы увидели, что заинтересованные стороны одна за другой стали появляться под тентом, который вмещал больше ста человек. Там был шеф полиции и его ассистент, пришли многие деловые люди из этого района, один из семи членов исполнительного комитета города, бездомные, живущие в парке, «Алкис», которые населяют парк, панки со своими собаками, студенты из соседних учебных заведений, жильцы соседних домов и много других заинтересованных людей.

В начале различные участники заняли свои позиции: представители бизнеса, панки, полиция, представители одной из самой крупной высшей школы, расположенной по соседству, а также студенты, которые являются постоянными посетителями парка, у каждого представителя было 3 минуты на то, чтобы озвучить и ясно изложить свою позицию. Далее высказывания представителей каждой позиции:

Владельцы бизнеса:  Маргинальные группы мешают бизнесу, они отпугивают людей, мы терпим убытки, и мы чувствуем, что это неправильно, что людей оскорбляют, когда они пытаются делать здесь покупки. Мы ненавидим то, как вы агрессивно попрошайничаете и то, что наши служащие боятся приходить на работу.

Полиция: все нас критикуют. Деловое сообщество говорит, что мы слишком нестрогие, а маргиналы называют нас фашистами. Средства массовой информации упрекают нас в том, что мы не контролируем ситуацию, когда что-то происходит, и в то же время обвиняют полицию в жестокости, если мы вмешивается в ситуацию.

Панки: Мы никому не нужны, все нас унижают и подавляют. Мы ведем альтернативный образ жизни и у нас другие ценности, мы заслуживаем того, чтобы жить как мы хотим, в свободном обществе. Вы воспринимаете нас как агрессивных; мы воспринимаем вашу рекламу и навязывание вашего стиля жизни, ориентированного на выгоду и наживу, как агрессию, мягко говоря.   

Позиция студентов высшей школы: я хочу, чтобы каждый проявлял больше терпимости по отношению к другим.

Почти в самом начале, Ази, женщина из панков начала говорить, но ее перебил другой панк, который буянил и кричал, что Ази предатель, изменница, заманившая его и других панков в тент, что приход на встречу со всеми этими людьми является предательством. «Панки не ведут переговоров!», - крикнул он и убежал. Группа была шокирована. Некоторые деловые люди почувствовали родство по отношению к проблеме, с которой столкнулась Азии, потому что среди их группы также были те, кто выступал против этого форума. Противники форума считали, что форум мог бы дать «Алкис» и панкам слишком законный статус. Они даже написали в полицию и политикам заявление с просьбой не допустить того, чтобы форум состоялся. Тем не менее, администрация Цюриха проголосовала за диалог и подчеркнула свое убеждение, что все предыдущие решения и попытки решить проблему оказались не жизнеспособными. И лучше принять во внимание все точки зрения. Таким образом, следующей позицией стала позиция администрации города, которая заявила, что всем нам нужно учиться жить рядом с друг другом. Если решение будет вынесено законом и только, оно ничего не изменит, если общество также в свою очередь не будет работать над своими различиями.

Анализ: Было представлено много ролей и ролей-призраков. Одна из ролей, лежащих ближе к поверхности и представленная обеими сторонами говорит: «не удостаивай другую сторону чести выслушивать ее, потому что это означает, что ты сдаешь свою позицию». Администрация Цюриха играла роль старейшины, которая заботится о процессе в целом.

Первое взаимодействие:
Далее последовала горячая дискуссия по поводу попрошайничества; как тяжело представителям мейнстрима сказать «нет», и как трудно заработать деньги тем, кто просит милостыню. И тут и там, мои коллеги фасилитаторы, отмечали, что обе стороны говорят, по сути, об одном и том же. Похоже, что обе стороны жалуются, как тяжело зарабатывать достаточно денег на проживание и проклинали за это другую сторону. Большой неожиданностью для всех было, что обе стороны это уловили и согласились с этим.  Бизнесмены говорили о высокой арендной плате и накладных расходах, полиция о том, как трудно находиться под постоянной критикой и никто не хочет помогать им, панки говорили о том, что все их ненавидят и смотрят на них сверху вниз.

Анализ: отсутствующая роль старейшины, который может выслушать все жалобы. Каждый участник во всех группах чувствует, что его эксплуатируют и никто не слышит его трудностей. Поэтому и было столько негатива по поводу приходить или нет на встречу – обе стороны испытывали безнадежность – не верили, что кто-то услышит их проблемы и трудности.

Во время этой дискуссии произошло много удивительных моментов, роли неожиданно переключались. Например, бизнесмены заявили, что им не нравится, что панки мочатся повсюду. Некоторые панки согласились с этим и извинились, заявив, что в дальнейшем будут присматривать за теми, кто так делает, чтобы этого не случалось. Хотя тон голоса некоторых панков выражал недоверие или непонимание -  почему кто-то обращает внимание на такие тривиальные темы - один из панков поднялся и поблагодарил город за установку переносного туалета в парке. Но затем он предложил в добавление к этому найти кого-то, кто бы регулярно чистил этот туалет, критикуя город за то, что он содержит туалеты недостаточно чистыми, так что многие панки предпочитают облегчаться на улице, потому что там чище. Мой комментарий по поводу того, что все швейцарцы очень похожи в том, что помешаны на чистоте, несмотря на их социальный статус и принадлежность к различным социальным группам, был всеми понят и вызвал всеобщий смех.    

Дальше общение продолжилось вокруг различных тем, и члены обеих групп высказали, какое это облегчение – поговорить, наконец, друг с другом. Один из владельцев магазинов спросил панков, которые были на форуме - станут ли они вмешиваться, если в будущем увидят, что другие панки досаждают бизнесменам или служащим. «Да», - ответил один из панков, тот, который до этого сидел молча. «Я бы вмешался. Теперь, когда мы вместе сидим и разговариваем, по-человечески воспринимая друг друга, я совершенно по-другому воспринимаю всю ситуацию». Казалось, что некоторые представители бизнеса были тронуты его высказыванием. Затем, с некоторой помощью фасилитаторов, панки спросили в ответ: «А если вы увидите, что представители мэйнстрима унижают кого-то из нас, вы также вмешаетесь?» Тут бизнесмены подошли к краю. Они не хотели публично говорить «Да». Было заметно, что это колебание обидело панков. Они начали обострять ситуацию и один из панков пригрозил, что они также могут взять свои слова обратно и «послать всех на…».

Здесь мы, фасилитаторы, приостановили процесс, чтобы указать на то, насколько это важный момент. Обе стороны должны были увидеть, что каждая из сторон обладает силой по-настоящему, действительно осложнить жизнь другой стороны. Это был момент столкновения во всей полнотой силы, которая присуща каждой из сторон. То, что все собрались вместе – это не проявление слабости или страха, но желание найти решение в сложившейся ситуации и наладить взаимоотношения.    

Анализ: Приостановив процесс, мы подчеркнули и выделили силу и власть, которой обладает каждая из сторон. Это был важный момент. Приближение к краю выражается в нервозности, повышенной возбудимости перед диалогом, появляется страх быть задавленным или страх, что тобой начнут манипулировать. Настоящий диалог возможен только в том случае, если обе стороны осознают свою силу, власть сделать жизнь другой стороны невыносимой. Вы хотите общаться друг с другом с позиции самоуважения и вы хотите, чтобы вас уважали за то, кто вы есть.  Из этой позиции вы можете слышать, понимать и устанавливать отношения с другой стороной.

Когда фасилитаторы обратили на это внимание, ситуация сдвинулась. Один человек, представляющий бизнес группу, представитель одного из крупных магазинов района, вышел вперед и сказал «Да, я вмешаюсь и буду защищать панков». В помещении воцарилась тишина. «Правда, ты это сделаешь?», - спросил один из панков, явно тронутый таким поворотом событий, но и с недоверием. «Да, сделаю», - согласился бизнесмен.   

Анализ:  Присутствующие, которые подтвердили и согласились защищать другую группу против нападок мейнстрима, превратились в местное сообщество. Они больше не являлись частью мейнстрима, и стали принадлежать к группе, культуре  «тех, кто участвовал в общем обсуждении». Они превратились в оппозицию тому мейнстриму,  который функционирует поддерживая проекцию существования «других». Это был момент, который положил начало, основу для продолжения диалога, который продолжился в будущем. На уровне структуры происходящего, аутсайдер против тех, кто является «другими» становится на их защиту – это также роль-призрак в группе. С этой точки зрения, обещание, данное внутри каждой из группировок защищать других, можно истолковать как обязательство поддерживать диалог в будущем внутри группы, присутствовавшей на форуме.

После этого, другой член делового сообщества, который до сих пор не проронил ни слова, сказал, что, по его мнению, пришло время перестать на этом форуме говорить «они» и «их» и заменить это на «мы» и  «нас», потому что все мы находимся в одном пространстве, в одном месте. Это вызвало всеобщие аплодисменты. Панк вышел вперед и, насколько я помню, сказал: «мы все думали, что эта затея ничего не принесет. Теперь мы понимаем, что обе стороны смягчились и мы стали ближе друг другу. Это гораздо больше того, что все мы ожидали. Может, самое время назвать это перемирием, и каждый из нас попытается сделать все от него зависящее в ближайшие три месяца. А потом посмотрим сработает ли это. Если кто-то выйдет из себя на одной из сторон, - предложил он, - другой стороне не следует воспринимать это как оправдание, для того чтобы вернуться к своим личным предубеждениям, а вместо этого вспомните те чувства, которые мы испытываем сейчас. А через три месяца нам следует снова собраться вместе и посмотреть, обсудить, что произошло».    
Один из фасилитаторов спросил, кто мог бы напомнить остальным об этом чувстве, если кто-то забудет. Многие подняли руки.

Форум закончился. Все стороны поблагодарили друг друга за участие и поаплодировали. Настроение было близко к праздничному. Даже полицейский, которого ранее обвиняли в жестокости, присущей полиции, заслужил аплодисменты участников. Во время предыдущего взаимодействия, один человек из группы социальных активистов, обозвал его фашистом и сказал, что полиция привыкла использовать чрезмерную силу. Я помню, что шеф полиции ответил, что они делают все, что могут, все что в их силах, но не всегда наилучшим образом. «Работа в полиции может быть тяжелой», - добавил он и привел пример. Однажды, полицейские попытались арестовать человека, который досаждал пригородным пассажирам. Человек оказался профессиональным боксером и избил полицейских. Оба капитана полиции, которые были на форума, признались, что больно и обидно, когда тебя называют фашистом. Панки сидели молча, слушали, а потом кивнули головой, соглашаясь с этим.

Заключение:

Спасибо Лукасу за изумительную фасилитацию, за прекрасную работу в команде и веселое настроение, которое он сохранял все время, также команде SIP (Цюрих) за их работу. Пресса Цюриха назвала это событие прорывом. Лукас продолжил работу с группами, которые решили встречаться за круглым столом переговоров раз в месяц. Встречи за круглым столом продолжились с лета 2003 и положили начало новой модели городской жизни. Эти встречи открыты для всех – для полиции, местных авторитетов, для бизнес сообщества, также как и для маргинальных групп. На встрече обычно присутствует, по крайней мере, один представитель от каждой группы. Атмосфера и уровень проблематичности вокруг Штадельхоферплатц в корне улучшились. Также выражаю благодарность прогрессивной администрации Цюриха, особенно исполнительному консулу Монике Стокер, за всю оказанную поддержку и открытость по отношению ко всему проекту.

Далее вы можете посмотреть несколько фотографий и вырезку из газеты, которые могут передать чувства и происходившее на встрече.

Открытый Форум в Цюрихе с различными группами участников

Ази и Макс по окончании Форума. Ази была самым красноречивым спикером от панков в течении всего форума

Вырезка из газеты

 

Здесь можно найти более развернутое описание работы, правда, на немецком языке...

Макс Шупбах - Президент Института Глубинной Демократии, Портленд, США.

Поделиться ссылкой

Ближайшие семинары Макса и Эллен Шупбах
Новые статьи о Максе, методе и Институте глубинной демократии